Ловля сытого окуня на мормышку в глухозимье


Многим рыболовам знакомо странное поведения окуня в январе. Стоит окунь под лункой, но не клюёт и не хочет реагировать на все принимаемые меры. Порой обидно становится от бесклёвья в период глухозимья, ведь просидишь целый день на льду пытаясь наловить хотя бы на сковородку, виртуозно работая удочкой словно дирижёр с палочкой во время концерта, используя различные наживки, приманки и прикормки для соблазнения окуня к клёву.

Бывает такое, что на очередную рыбалку выезжаешь на водоём без особой подготовки налегке. С собой в такие выезды беру всё самое необходимое: ледобур, черпак, пару удочек для блеснения и коробку с заветными приманками — балансирами и блеснами. Самое главное в знакомых окунёвых местах на волжских затонах покрытых снегом, выбрать в предрассветном сумраке направление и начать бурить во льду лунки, а дальше вывести из терпения полосатую братию мастерской игрой приманки.

В морозные дни становится проблематично заниматься насадкой мотыля на мормышку и работать удочкой с тонкой леской. Для этого я и беру с собой комплект для ловли на блесну и занимаюсь проверкой своих и брошенных лунок, чтобы найти скопления окуня. Удивительно, но часто окуня не интересуют приманки похожие на малька. Обычно эти приманки позволяют поймать за весь день не более пяти окунишек. А, то и вообще ни одной поклёвки не увидишь… Что значит для опытного рыболова вернуться домой без улова, когда даже кошке в глаза посмотреть стыдно. В идеальную погоду для подлёдной ловли со слабым морозом и умеренным ветром найти подход к окуню проще, применяя спортивную снасть с подсадкой мотыля.

На морозе, да ещё и с ветром, такая рыбалка доставит рыболову не отдых, а кучу хлопот и порчи нервов. Тонкая леска на ветру принимает форму дуги и цепляется за примороженную ледяную крошку рядом с лункой, с лёгкой мормышкой да к тому же на большой глубине рыбалка становится проблематичной из-за затруднения опускания мормышки на дно. Необходимость насадки наживки увеличивает вероятность обморожения пальцев.

Что характерно, ощущения поклевок передающие от удочки с мормышкой и блесной предаются руке по-разному. При ловле блесной в отвес окунь атакует с невероятной уверенностью и жадностью, при этом рукой чувствуется удар, чего не происходит с мормышкой, её окунь берёт осторожно в отличие от блесны. По движениям кивка можно и не отличить поклёвку мелкого окуня от крупного. Была бы моя воля, я бы, не колеблясь, поменял десять окуневых слабых поклёвок на мормышки, на одну, но на блесну или балансир.

Почему с одной лунки ловится окунь и белая мелочь?

На Иваньковском водохранилище окунь зимой капризный, для него мормышка имеет большее значение в отличие от зимней блесны или балансира, над этой загадкой я ломаю голову уже давно. Тем не менее, окончательного выяснения причины неактивного поведения зимой местного полосатого хищника еще не сделано. На небольших пойменных озёрах и прудах заливаемых при разливе Волги, причину осторожного поведения окуня летом и осенью можно объяснить достаточным количеством малька после весеннего нереста. В таких водоёмах малька не счесть, а хищнику нет необходимости искать корм, достаточно открыть рот и мелкая рыбёшка сама в него заплывёт. Но, такой пир к зиме заканчивается и мелких рыбок становится мало.

Несмотря на изобилие пищи, окунь в этих озёрах большим не вырастает, а при весе 200-300 г, таких полосатых с радостью принимают за трофейных, особенно зимой. Есть водоемы, в которых такого окуня из-за его огромной популяции считают сорняком. Раньше я был уверен, что до наступления зимы окуни в закрытых озерах съедают большую часть рыбьей молоди. Та часть, которой повезло уцелеть в этот период, успевает подрасти, и, благодаря увеличившемуся размеру, а также осторожным повадкам, уже не является для полосатого хищника легкой добычей. После подрастания малек перестаёт быть лёгкой добычей, поэтому окунь и переходит на питание донными беспозвоночными организмами (личинками, пиявками, червями, ракообразными), соответственно зимой, гораздо лучше ловится на небольшую мормышку с насадкой мотыля (3-5 штук).

Такая теория, приходит на ум исходя из логики по наглядным признакам и до определённого времени она для меня подтверждалась. Ведь рыболову всегда важно найти и объяснить причину своей неудачи, не так ли? Но противоречие, напрочь порушившее все мои представления и предположения об особенностях окуневой диеты в зимний период, возникло на одной памятной рыбалке, состоявшейся в середине января.

Переживая зиму, окунь в начале сезона на пойменных озерах собирается в стайки, которые размещаются на небольших участках, при этом не делает дальних перемещений по водоёму. Таким образом, наткнувшись на скопление активной рыбы, с этого участка можно успешно ловить окуня практически всю зиму. Но надо учитывать, что ежегодно стаи меняют свои места стоянок в одном и том, же озере места зимовки окуня каждый год разные, и каждый раз их приходится искать снова.

Если пойменные озера небольшие, соответственно и поиск в них рыбы будет не трудным. Тем более что мы хорошо знали места нахождения приямков, перепадов глубин, даже незначительные, участков рядом со стеной тростника или находящимися на дне корягами.

В тот раз окунь нашелся под высоким яром на участке с глубиной около 2 м. Местами из-подо льда торчали редкие коряги. Полосатый здесь брался на оценку «удовлетворительно», клевал при монотонной игре мормышки, скачущей около дна. Мне показалось странным на той рыбалке, то что вперемешку с окунем в одних и тех же лунках нам попадались мелкие густерки и плотвички, которые являются потенциальным кормом полосатого разбойника.

Очень неожиданна стала поимка горбача граммов на 500, вслед за которым Сергей вытащил полупрозрачную густерку по размеру с лавровый лист. Как ни странно, хищник и мирные рыбёшки зимовали в одном месте, что очень комфортно для крупного окуня, но, ни как для мелочи.

Любопытно, что окунь для мелочи в борьбе за мотыля на крючках наших мормышек не конкурент, мелочь более шустрая и подвижнее атакует наживку.

Неожиданный клёв окуня на мормышку

Но оставим на время неадекватного окуня пойменных озер и обратим внимание на его собрата, обитающего в затонах Волги. Там и просторы шире, и глубины больше, и условия обитания более суровые, нежели в парниковых» озерах. Окуня отыскать сложнее, зато он крупнее размером и с более ярко выраженными хищническими наклонностями. Правда, и он слишком часто в последнее время капризничает, требуя к себе более тонкого «червячного» подхода. Но именно окунь волжского затона дал нам главную подсказку и объяснил в итоге, почему мормышка с мотылем оказывается предпочтительнее, чем современные искусственные приманки, так реалистично имитирующие малька. Однако обо всем по порядку.

Тот январский день был пасмурным, с довольно сильным восточным ветром, но без осадков. После простоявших с неделю сильных морозов температура поднялась до -5°C, и синоптики обещали дальнейшее потепление. Наш местный окунь очень любит такую перемену погоды и радует хорошим клевом. Место ловли выбрали недалеко от песчаной косы, которая отделяла затон от открытой Волги. Довольно пологий свал в яму начинался отмелью с остатками донной растительности. То, что окунь на этом участке присутствует, мы знали почти наверняка, вот только полосатый никак не хотел проявлять себя.

Мы ловили на блесны и балансиры, однако до обеда имели на двоих всего лишь одну поклевку: неизвестный соперник клюнул у брата на нижней границе свала и срезал балансир естественной окраски (рассчитывая на окуня, ловили мы без поводков). Скорее всего, это была щука. Картина изменилась около часа дня, когда по ощущениям потеплело до нуля. Лунки перестали покрываться ледяной корочкой. Ловить стало совсем приятно. Проверяя сделанные ранее лунки, мы с братом поймали на двоих штук семь окуней, а потом клев полосатого прекратился также быстро, как и начался.

Активность рыбы продолжалась не более получаса. Опять последовало затишье, но мы знали, что перед закатом, часов после трех, окунь снова должен проявить себя, а потому не уходили с этого места. Брат был верен балансиру, а я решил сменить удочку на «балалайку» с тонкой леской и небольшой мормышкой-«дробинкой», покрашенной красным лаком. На 5-метровую глубину миниатюрная приманка с кисточкой мотыля на крючке опускалась нестерпимо долго. Но окунь отозвался на такую приманку, и начал изредка пригибать кивок удочки.

До заката я больше не сходил с этой лунки, время от времени вываживая сонных окуней. Рыба граммов по 150-200 осторожно брала мотыля самым краешком губ. Поклевка была настолько незаметной, что чуткий кивок из мембраны от пионерского барабана едва менял свое положение во время игры. Поклёвки были не частыми, примерно раз в десять минут, но я понимал, что окунь на месте под лункой и ведёт наблюдение за приманкой, и его нужно просто вывести из терпения монотонной игрой возле самого носа.

Большое неудобство доставляло долгое опускание мормышки на глубину. Но когда я поменял приманку на более тяжелую, поклевки прекратились вовсе — пришлось привязать прежнюю «дробинку». Любопытно, что достаточно крупные окуни не только клевали очень осторожно, но и при вываживании не оказывали значительного сопротивления, были какими-то сонными. Я ловил с тонкой леской, рассчитанной на ловлю озерных полосатиков, и всерьез опасался за ее прочность, однако ни одного обрыва у меня не было.

Брат ловил поблизости на балансир, и до заката тоже сумел пополнить наш улов несколькими окунями, проверяя ранее пробуренные лунки. Вот только на мормышку я за это же время наловил раза в два больше, да и рыбы в моем улове были на порядок крупнее. Окунь опять сделал выбор в пользу мормышки с насаженным мотылем, но чем можно было объяснить такое явление — мы не могли понять.

Почему крупный окунь выбирает мормышку вместо блесны?

Причину предпочтения окунем мормышки нам все-таки удалось. Пойманных окуней, которые были довольно крупными, мы решили закоптить, но не сразу, и несколько дней они дожидались своего часа в морозильнике. Окуней закладывали в коптильню целиком, без потрошения. И только когда ароматное блюдо было готово, мы обратили внимание, что желудки полосатых рыб были битком набиты мальком! То есть получалось, что окунь, который ловился на мормышку и изредка попадался на приманки, имитирующие малька, все это время был сыт. Причем судя по целостности кормовых рыбешек, сохранившихся в окуневых желудках, перекус состоялся незадолго до поимки.

Картина сложилась сама собой. Летом мы часто могли видеть, что на затоне окунь активно кормится в течение всего светового дня. Набеги на стаи малька в прибрежной полосе травы случались регулярно, они сопровождались шумным плеском, от которого будто вскипала вода, и жадным чавканьем окуневых ртов. Атаки хищника на скопления малька происходили с определенной периодичностью. Чаще всего массовые набеги, которые длились всего лишь несколько минут, разделяли получасовые периоды относительного затишья, когда вода в затоне была тиха и спокойна, и стайки кормовой рыбешки могли отдохнуть и прийти в себя после очередного «окуневого террора».

Скорее всего, похожий режим питания окунь соблюдает и зимой. То есть периоды активных набегов на малька могут перемежаться длительными паузами. Только, учитывая тот факт, что в холодной воде обмен веществ идет гораздо медленнее, окуню требуется больше времени для переваривания пищи. Поэтому промежутки между массированными атаками на малька могут достигать нескольких часов, а самих «кормовых» набегов может быть всего лишь несколько на протяжении светового дня.

В ту памятную рыбалку на волжском затоне было два характерных пика окуневой активности. Один начался во втором часу дня и занял по времени примерно полчаса, а второй произошел после трех часов вечера и продлился примерно час — до наступления сумерек. Я предполагаю, что в этот день был еще один выход окуня — утренний. Только мы попали на водоем поздновато — после девяти часов, а потому не застали его.

Что касается кормовой рыбешки, то ее зимой остается довольно много как в затоне, так и в закрытых пойменных озерах. Окуню не составляет большого труда утолить свой голод. А с учетом того, что зимой полосатому хищнику требуется гораздо меньше корма, чем в теплый период года, большую часть зимнего светового дня окунь проводит в сытом и «расслабленном» состоянии. И, как следствие, совершенно не обращает внимания на приманки с активной игрой, имитирующие малька.

Окуню просто лень гоняться за блеснами и балансирами, да и не зачем это делать. Столь же спокойно сытый хищник в пойменных озерах воспринимает и кормовую рыбешку, которая постоянно крутится на его территории (потому что ее очень много!) и даже конкурирует с полосатым хищником за мотыля на крючке мормышки. Однако в кратковременные вспышки своей кормовой активности окунь ведет себя совершенно по-другому: вспоминая хищнические наклонности, он быстро набивает брюхо «дармовым» мальком и снова переходит в сонное и апатичное состояние.

Если вовремя попасть на участок охоты и предложить полосатому разбойнику блесну или балансир, он в запале и азарте схватит приманку. Но, как мы уже отметили выше, вспышки окуневого клева при обилии вокруг кормовой рыбы происходят редко и длятся недолго. Поэтому рыболову так важно оказаться в нужное время в нужном месте.

Но почему тогда сытый окунь, отказываясь брать блесну и балансир, всё же отзывается на мормышку с мотылем? Ответ на этот вопрос тоже прост и понятен! Проведем аналогию: после плотного обеда, состоявшего из первого и второго блюд, мы все равно не отказываемся от десерта — маленькой, но вкусной конфеты. А чем рыба хуже? На мой взгляд, роль десерта играет для окуня мормышка с кисточкой мотыля.

Несмотря на сытость, хищник отзывается на назойливо скачущую перед его носом мормышку, однако делает это очень лениво, как бы нехотя. Именно в этом примере пищевого поведения сытой рыбы, пожалуй, лучше всего проявляется известная окуневая жадность, которая так на руку рыболову.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *