Подледная рыбалка на Зайсане весной

Этот мартовский день на озере Зайсан изначально обещал быть хорошим, потому что 3-дневная оттепель после продолжительной стужи была явным предвестником отличного клева. Рядом с нами на водоеме собралось десятка три увлеченных рыболовов. Однако время неумолимо приближалось к 10 часам, а у нас, как и почти всех, дела обстояли отвратительно. Рыба клевать отказывалась. Редко кто мог похвастать одним-двумя окуньками. И это в такой день!

Были перепробованы все доступные способы ловли: блесны «отмолчались», балансиры были проигнорированы, мормышка откликнулась лишь парой осторожных пустых поклевок, «чертик» также не принес видимого результата. Рыбаки начали расходиться… Самые настырные, в том числе и мы, продолжили рыбачить, меняя места ловли, чередуя наживку. У нас были свежий крупный мотыль и активный опарыш, располагали даже тестом, замешанным с использованием ароматизированных вкраплений. Ничего!

Решили удариться в эксперименты. Например, почему бы не просверлить лунки возле берега и не собрать ту живность, которую удастся извлечь из-подо льда? Все вроде логично — если рыба капризничает и не ест предложенную наживку, может быть, она клюнет на то, что ей привычно. Отошли с братом в сторону, просверлили лунки и, резко выдергивая бур, собрали то, что было затянуто шнеком в лунку. Попались жуки-плавунцы и какие-то очень крупные и экзотические для нас «каракатицы». Вместе с ними был и мормыш. Набрали десятка полтора этих коричневых рачков и, вернувшись к ящикам, насадили их на крючки мормышек. Нет, чуда сразу не произошло, мы не начали наслаждаться бешеным клевом, но все равно что-то изменилось…

Раз в одну-две проводки мормышкой вверх-вниз кто-то осторожно пригибал кивки наших удочек. Кто это? На очередной поклон кивка ответил короткой, но резкой подсечкой. Есть! Окунек. Не велик, логично было бы его отпустить, но сегодня такой день, что решили пока запустить его в канну. Через полминуты там плавали уже два «матросика», через 5 минут — 5 штук. Пять живцов! Решили выставить жерлицы. У нас их немного с собой, штук десять на двоих. Саша ушел расставлять свою часть, а я, сходив к машине за ведром, продолжил ловить «полосатиков». Через полчаса все жерлицы расставлены и заряжены. Неплохо иметь вероятность поклевки зубастой в то время, как ты занимаешься основной ловлей дня. Возрастает вероятность разнообразить свой улов!

Ловля окуня продолжилась, но теперь нет-нет, да приходилось поглядывать на жерлицы, чтобы не прозевать долгожданную поклевку. Она произошла через несколько минут. Взмахнув флажком, жерлица сообщила нам, что на живца кто-то позарился. Жерлица моя, но, особо не веря в такую скорую удачу, разрешил брату проверить снасть. Кто там? Щука! Надо же… Хорошая, килограмма на полтора, может, чуть больше. Зарядили снасть новым «полосатиком». Настроение заметно улучшилось. Оживились и наши соседи-рыболовы, они начали много сверлить, перебирать удочки, менять приманки. Спросить нас напрямую о причинах активизации клева окуней ни-кто не решился. Мы бы, конечно, рассказали про мормыша, все-таки, можно сказать, один рыбацкий коллектив, но самостоятельно извещать собравшихся о новой наживке — это, извините, неправильно.

Брат, не сказав ни слова, сорвался с места и убежал к своей дальней жерлице, которая только что «вспыхнула» у него на глазах. Пусто. Сбили живца. Прицепили нового «полосатика» и, стоило Александру сделать пару шагов, как катушка снасти рывком освободила пружину-фиксатор. Бывает, что хищник, не получив свою жертву или не насытившись только ей, стоит в месте поклевки. И стоит опустить в воду нового живца, как следует атака. По сосредоточенному пыхтению брата понял, что рыбка попалась неплохая, и приготовил багорик. Возле лунки щука активизировалась, но ее судьба была предрешена. Брат грамотно завел ее в лунку, а я подстраховал металлическим крюком. Ну что ж, рыба попалась отличная! Килограмма три, не меньше.

Радовало то, что своим неординарным ходом с поиском местной подводной живности мы переломили на позитивный лад ход этого дня. Соседи-рыболовы уже не скрывали своего удивления, плавно переходящего в раздражение и досаду. Кто-то просто ругался, сетуя на смену погоды, магнитные бури и на положение в стране в целом. Кто-то пытался нас оббурить, решив, что мы сели возле окуневой коряги. Кто-то собрал вещи, и, сказав пару фраз, которые в переводе на литературный язык звучали бы так: «Друзья мои, какой смысл тратить драгоценное время, если сегодня рыболовная удача нам не благоволит», ушел с водоема.

Третья сработка жерлицы произошла, когда последний рыболов, махнув на прощанье рукой, собирался домой. Чтобы окончательно не расстраивать его, к жерлице не побежали, а пошли быстрым шагом. Жерлица опять брата, поэтому я выступал в роли наблюдателя. Катушка на жерлице не крутилась. Уже было потянувшись, чтобы проверить снасть, брат осекся, поскольку рядом с нами выстрелила еще одна жерличка. Опять Сашина. Он бросился к ней и замер в ожидании потяжки хищника. Ну, а я остался у первой снасти. На ней катушка начала приходить в движение, буквально по сантиметру, по несколько миллиметров, но проворачивалась. Сказал об этом Александру, на что получил ответ, мол, решай сам.

Решил и сделал подсечку. Под водой как будто взорвалась бомба. «Ударной волной» у меня из рук вырвало леску, которая стала очень быстро сматываться с катушки жерлицы. Опасаясь за то, что она закончится, начал ее притормаживать. Началась игра в перетягивание каната, с той лишь разницей, что вместо каната — не толстая жилка. Стоило выбрать пару метров лески, как щука просто разворачивалась и уходила в сторону. И ведь нельзя ее резко притормозить! Нельзя форсировать события и просто вытягивать рыбину, так как не было понимания, как зацепился крючок (может быть, за самый край губы держится) и каких размеров щука. Щука просто навязывала мне свои условия. Она тянула на глубину, в сторону, куда угодно, но не шла к лунке. На один выбранный метр лески она отвечала рывком и забирала полтора-два.

Вот именно за такие моменты и любят рыбную ловлю! Не сидеть и набивать пакет мелочью, не упиваться радостью от горы рыбьих трупов, а чувствовать силу подводного противника и всецело участвовать в этой борьбе… Тем временем хищница и не думала сдаваться. Если не 15, то 10 минут уж точно я пытался достать ее из-подо льда. Но куда там… Брат не вмешивался. Хоть снасть и его, но это моя борьба. И ее исход только на моей совести. Заметил, что острота сражения начала спадать. Нет, рыба не сдавалась. Все так же дрожали руки, также бешено колотилось сердце, но осознание того, что рыба до сих пор не сошла, придавало сил и притупляло внимание. И это чуть не вышло мне боком, так как в момент, когда мне казалось, что щука устала, она сделала резкий бросок в сторону, забрав сразу несколько метров отыгранной мной лески.

Мононить бритвой проходила по пальцам, оставляя на них красные полосы. Игра продолжалась… Брат уже откровенно скучал. Он то вставал со льда и разминал ноги, то оглядывался на расставленные снасти. Вдруг Саша подскочил и пошел к сработавшей недавно жерлице. Нет, она не «горела», просто лежала на боку. Просто, когда у меня началась борьба со щукой, брат, убедившись, что на той снасти случилась ложная сработка, бросился ко мне, чтобы помочь в случае необходимости. Сейчас, когда накал страстей поутих, он решил вернуться и перезарядить снасть.

Как на зло, стоило ему отойти, моя щука сдала позиции и позволила подтянуть себя к лунке. Я просто охнул, когда сумел разглядеть в лунке широкую спину соперницы. Как потом рассказывал Саша, вся рыболовная жизнь у него пролетела перед глазами в этот момент. Ему показалось, что, издавая этот звук, я упустил щуку, а он, получается, не подстраховал и был косвенно виноват в моем промахе. Тем временем я сумел подхватить щуку багориком. Но неудачно: попал не за морду, а в районе жабер. Уж как получилось, в тот момент было не до тонкостей — главное было зафиксировать рыбину. Подскочил брат и зацепил её вторым багром.

Попытки вытащить рыбу на лед не увенчались успехом, поскольку она стояла поперек лунки да еще периодически пыталась вырваться. То ли манипуляции с баграми были не совсем удачными, то ли просто так совпало, но в один момент я заметил, что леска скользила в лунку, хотя рыба оставалась на месте. Что это? Да это крючок выпал из пасти, и теперь щука висела на двух багориках, отчаянно пытаясь вырваться и не желая заходить в лунку! Что делать? Брат передал мне свой крюк и сделал стремительный бросок в добрую сотню метров до нашей «базы» за пешней и ледобуром. Дорого мне дались эти секунды! Вроде и понимал, что щука не должна уйти, но она всячески старалась вырваться, исполняя мощным телом немыслимые кульбиты.

Лунку разбурили. Аккуратно перебили пешней ледяной перешеек. И только когда щука успокоилась на льду в нескольких метрах от лунки, можно было вздохнуть с облегчением. Да уж, такой добычи у нас еще не было, ни по весу, ни по уровню сопротивления при вываживании. Руки тряслись и кровоточили, но ничто не могло омрачить эти моменты радости! Чуть позже была еще одна поклевка, принесшая нам небольшого щуренка, которого мы, естественно, выпустили. Вот так и бывает. Стоило подобрать «ключик», и рыбалка совершенно преобразилась. В сегодняшний день к богатому улову нас привел местный рачок-бокоплав, или мормыш. Да, все-таки это был очень хороший день!