Рыбалка на ленка в Хабаровском крае на реке Амур

Длинные дальневосточные зимы — способны свести с ума кого угодно. Только представь те себе — полгода подледной Амурской рыбалки! Это уж слишком! Но ничего не поделаешь, период ледостава в разных районах Хабаровского края может длиться 6-7 месяцев — с середины октября до середины мая. А ведь так хочется скинуть уже надоевшую за зиму громоздкую одежду, выйти на свободную от льда реку, вновь увидеть пробуждающуюся природу и расходящиеся на поверхности воды круги играющей рыбы. Но как бы того ни хотелось, настоящая весна на Дальний Восток приходит довольно поздно.

Ее первые признаки на юге в Хабаровском крае появляются лишь в начале апреля. Ледовые баталии уже отгремели, и хотя Амур по-прежнему все еще покрыт полутораметровым льдом, броня его уже не так крепка, как в ноябре. Свинцово-серый весенний амурский лед, ноздреватый и насквозь пропитанный влагой, будто бы дышит, и это тяжелое густое дыхание является предвестником скорых перемен. Через неделю-другую, как всегда, внезапно ночную тишину взорвет гулом канонады освобождающийся ото льда Амур.

В одночасье в просторном русле реки станет тесно, и миллионы ледяных торосов, шумно толкаясь и со скрежетом наползая друг на друга, двинутся в свой последний путь, к Охотскому морю. Все это произойдет очень скоро, а пока — пара недель томительного ожидания, время, именуемое рыболовами межсезоньем. В такой вот «межсезонный» апрельский денек мы решили отправиться на одну из лучших ленковых рек, расположенную неподалеку от города (в масштабе наших поездок две-три сотни километров давно перешли в разряд «неподалеку»), чтобы наконец-то открыть новый рыболовный сезон.

asewrd

Помимо огромного желания порыбачить перед нами стояла задача отснять материал для нашей телевизионной передачи, выходящей на хабаровском телевидении. Конечно, риск «пролететь» в пору межсезонья существует и на горной реке, в первую очередь из-за помутнения воды. Происходит это обычно ближе ко второй декаде апреля, когда начинается интенсивное таяние снега. В начале же месяца, при слабом таянии, легкая замутненность воды иногда даже положительно сказывается на клеве рыбы.

Еще одной помехой для рыбалки может стать ледоход. В начале апреля горно-таежные реки еще не полностью свободны ото льда, и в теплый погожий денек, особенно во второй его половине, вполне возможно возникновение «легкого» ледохода. Любители ловли взабродку, кстати, должны быть осторожны, особенно в теплые, солнечные дни — увлекшись ловлей харьюзков и стоя спиной к течению, они могут быть сбиты с ног плывущими крупными льдинами.

Но мы намеревались быть осторожными, а эта поездка была первой в новом сезоне, да и шанс попасть на желанного «ходового» ленка вселял в нас оптимизм. Надо сказать, что «ходовой» ленок подчас принимает образ эдакого «неуловимого Джо» — он вроде бы и существует, но когда и где он точно появится — не знает никто. Ну что же, тем интереснее, когда рыбалке сопутствует интрига! Погода стояла по-весеннему солнечная и теплая, вследствие чего лесовозная дорога, на которую мы свернули после трехчасовой езды по асфальту, напоминала фронтовую рокаду, искалеченную глубокими автомобильными колеями, оттаявшими и наполненными до краев талой водой.

Отдельные ее участки, на которых разыгрывались маленькие дорожные драмы, напоминали снарядные воронки с разорванными ледяными краями и торчащими в разные стороны бревнами и сучьями, использовавшимися при спасении автотранспорта. Даже для нашей подготовленной машины это таежное «направление» явилось серьезным испытанием. Потратив почти полдня на преодоление трех десятков километров, мы, наконец, добрались до места.

Переночевав в знакомом нам зимовье, утром следующего дня мы во всеоружии отправились на рыбалку. После долгой зимы вид свободной ото льда реки, вызвал просто бурную радость. Не огорчали даже метровые ледяные пласты, лежащие по берегам, и такой же высоты снежные сугробы, утопать по колено в которых нам приходилось, пробираясь вдоль реки. Первые восторги от встречи с дикой природой несколько улеглись, когда за очередным речным кривуном мы увидели подходящую к берегу тропу и вытоптанную в глубоком снегу площадку.

Два пятикилограммовых таймененка и три приличного размера ленка были аккуратно выложены в ряд на спрессованном насте сугроба. Самих обладателей улова рядом не оказалось, но следы на снегу, исчезающие в прибрежных кустах, молчаливо указывали направление их движения. Решив не тратить времени на облов явно перспективного, но уже обловленного до нас места, мы, стараясь попадать ногами в метровые колодцы следов, оставленные в глубоком насте впереди идущими, двинулись вверх по течению реки.

Миновав небольшой по протяженности массив береговых тальников, мы столкнулись с двумя рыболовами — хозяевами найденной нами рыбы. Ими оказались жители одного из ближайших поселков. На наши расспросы о клеве они сообщили, что вся рыба была поймана с 9 до 10 часов утра, а потом клев как отрезало. Из приманок работала исключительно «вертушка» Blue Fox белого цвета. Ни на что другое, по их заверениям, рыба не клевала, это они утверждали категорично.

Обычная история, которую довольно часто приходится слышать в подобных ситуациях. Время неуклонно близилось к полудню, а наши снасти все еще покоились в тубусах. На прощание мы не удержались и задали им вопрос, самый, наверное, популярный в это время года — насчет «ходового» ленка. Мужики с грустью поведали, что «ходовой» ленок еще не поднимался. Но они надеются, что со дня на день он может здесь появиться. На этом мы и расстались.

Пройдя вверх по течению еще метров пятьсот, за очередным поворотом русла мы обнаружили компактный и весьма интересный, с точки зрения рыбалки, плес. Сверху, огибая двумя потоками небольшую галечную отмель, к плесу подходил мелководный перекат. Струя переката, бьющая в наш берег, вымывала под высоким обрывом небольшую яму с обратным течением, переходящую далее в довольно протяженную глубокую канаву с выходом на прибрежную отмель.

Вторая струя переката, ударяющая в противоположный берег, была мощней и полноводней и промывала основную русловую канаву плеса, где и должна была держаться большая часть рыбы. Между двумя потоками, в продолжение островка, располагалась протяженная отмель. Облавливать плес мы начали с переката, поплавочными удочками. Неоднократно проверенные искусственные мухи с первых же проводок стали вызывать уверенные поклевки довольно крупных, пестро окрашенных нижнеамурских хариусов.

Амурская рыбалка с размеренной продуктивной ловлей позволила «сбить охотку» и немного расслабиться, отдохнув после продолжительного марша по метровым сугробам. Наловившись вволю, мы решили свернуть удочки и перейти к методичному облову плеса спиннинговыми приманками. В это время года ленок зачастую стоит в самой глубокой части плеса — русловой канаве, неподалеку от впадающей в плес струи переката.

Пытаясь добрасывать точно до нужного места, мы начали ловлю с колеблющихся блесен. После многочисленных забросов и применения разнообразных проводок была поймана всего-навсего пара средних ленков. Экспериментируя с различными приманками, нам удалось поймать на 10-сантиметровые прозрачные воблеры minnow от YOZURY несколько некрупных тайменей. Количество же ленков в нашем улове по-прежнему не увеличивалось. Впору было вспомнить о запропастившихся где-то стадах «ходового» ленка.

За короткое время мы перепробовали практически все, что имелось в нашем арсенале, вплоть до нахлыстовых стримеров, подаваемых у дна с тонущей бомбардой. Что уж греха таить, наступив на горло своей песне, мы пустили в дело даже белый Blue Fox, но и он не принес желаемого результата. Как говаривали в щекотливые моменты старые артисты МХАТа, «пауза затянулась». Механически перебирая в очередной раз приманки в своих коробках, я вдруг наткнулся на интересные воблеры, имитирующие бычка-подкаменщика. Приобрел я их совсем недавно и еще не успел толком опробовать. Искусно и реалистично раскрашенные «подкаменщики» были исполнены в двух версиях — тонущей и плавающей.

Логично рассудив, что в это время года ленок питается преимущественно у дна, причем по большей части ручейниками и теми же подкаменщиками, я прицепил к спиннингу тонущего «бычка» и положил его точно над дальним краем русловой канавы, градусов на тридцать вверх к течению. Почувствовав, что приманка погрузилась на дно, я начал медленную прерывистую проводку. Когда при выходе из канавы на мель воблер стал «пахать» лопаткой дно — последовала уверенная поклевка, и хороший ленок, закручивая мощные кульбиты и раскидывая во все стороны фонтаны брызг, заметался на мелководье.

Практически каждый последующий заброс «бычка» сопровождался либо поимкой ленка, либо ударом по приманке. «Подкаменщик» явно пришелся ленку к столу. К сожалению, в тонущей версии этот воблер имелся у меня лишь в единственном экземпляре. Выйти из положения помогла тонкая полоска листового свинца, закрепленная на переднем тройнике. Практически не нарушая игру приманки, она быстро превращала воблер из плавающего в тонущий. Теперь и мой товарищ мог по достоинству оценить уловистость этой приманки.

За несколько часов ловли мы на двоих поймали несколько десятков хариусов, более 30 ленков и 7 небольших тайменей. Естественно, все таймени и почти все ленки (за исключением нескольких рыб, взятых для ухи) были отпущены. «Бычок» произвел настоящий фурор. На фоне других приманок ленок явно отдавал ему предпочтение. Его натуралистическая окраска и форма тела сыграли далеко не последнюю роль, а «чиркающая» глубокая проводка, поднимающая со дна облачка мути, только добавила приманке реалистичности.

Возвращаясь к машине, мы вновь встретили наших утренних знакомых. Они сетовали на плохой клев и жаловались, что за все время после нашего ухода им удалось поймать лишь трех ленков. Как и предыдущие, все они были пойманы на белый Blue Fox. Узнав о наших успехах, они были немало удивлены и с недоверием разглядывали наши приманки. Подарив им пару воблеров, мы распрощались и продолжили свой путь, а вслед нам донеслись какие-то обрывки фраз типа: «Ходовой ленок еще не пошел» и «Надо ждать…» Интересно, а что же будет, когда действительно пойдет «ходовой» ленок?