Рыбалка на реке Тура зимой в феврале


Cеверный Урал изобилует прекрасными реками и озерами. Многие из них в результате хозяйственной, промышленной или просто браконьерской деятельности человека стали в наше время или совсем выцеженными и безрыбными, или отравленными и зараженными всякой гадостью, а значит и неинтересными для рыболова. Но есть и такие, которые, несмотря на все «усилия» венца природы, остаются любы многими уральцами и приезжими гостями. Одна из таких рек — красавица Тура. Тура — одна из самых крупных рек Урала. Длина ее составляет больше 1000 км. Набор обитателей Туры вполне стандартен для большинства уральских рек. В него входят щука, окунь, налим, судак, язь, лещ, плотва, уклейка, пескарь, ерш, карась, карп, линь. Все эти рыбы водятся в реке в изобилии, но часто приходится очень сильно потрудиться, чтобы изловить кого-нибудь из них. Иногда встречаются ставшие уже совсем редкими нельма и стерлядь.

Тура — длинная, извилистая река. Если ехать от Екатеринбурга строго на север, то на участке в 400 км эту реку трасса пересекает три раза. Тура является основным источником забора пресной воды для водоснабжения Тюмени. Золотодобытчики и здесь сделали свое грязное дело, превратив верховья реки в каскад отработанных карьеров. Но природа с годами берет свое. Чем ниже по течению, тем богаче становится до сих пор неубиваемый водоем. Мест на Туре для интересной и добычливой рыбалки немало. Это окрестности таких населенных пунктов, как Верхотурье, Туринск, Туринская Слобода, Салагирка, Чикча, Усманка, устья притоков — Салды, Тагила, Пышмы, Актая, место впадения самой Туры в Тобол. Кроме того, благодаря извилистости и крутому норову реки, очень много перспективных точек находится вдали от поселков и городов, в самых глухих, недоступных «для общего пользования» местах. Добраться туда можно только на лодке с мотором или снегоходе. Любители спиннинга или фидерной ловли в среднем и нижнем течении реки регулярно добывают вполне трофейные экземпляры щук и лещей.

Вообще, я и мои товарищи считаем Туру очень рыбной рекой. Даже в том, не самом рыбном районе ловли, что мы «освоили» (от Верхотурья до Туринска), многие рыболовы успешно охотятся за матерыми судаками и щуками. Рекордные экземпляры каждый год добываются счастливцами и летом, и зимой. Хищники весом более 6 кг, лещи «под трешку» — достоверно проверенные и надежно зафиксированные результаты. Интересная особенность Туры — полная непредсказуемость. Очень рискует тот рыболов, который объявляет своей супруге перед поездкой, что, мол, едет за судаком или налимом. Он имеет все шансы получить «леща» не только от рыбы, но и от жены.

Обычное дело на Туре: на днях был отличный клёв на «безнасадку» или балансир, а на следующий — на тех же лунках, с теми же приманками можно остаться «без тычка». Вчера флажки жерлиц «молчали» весь день, сегодня полуснулый живец не успевает и раза трепыхнуться подо льдом, как тут же его атакуют судак или щука. На Туре, на моей памяти, так было всегда. В конце выходных дней одна компания рыболовов возвращалась в город в полном восторге и с солидным уловом, другие же после жесточайшего «облома» еще долгое время пребывали в отчаянии и ступоре. Один водоем, одно время, приманки «из одного магазина» — а результат совершенно противоположный.

Надо сказать, что этим «славятся» многие крупные и средние уральские реки (возможно, и не только уральские). Реки Чусовая, Тавда, Тура, Тагил, Исеть и многие другие считаются у местных рыболовов красивыми и рыбными, и в то же время очень «непростыми», капризными водоемами. К каждой реке, большой или малой, надо подобрать «ключик», ни одну из них «нахрапом» не взять. В глухих уральских краях, на берегах здешних рек, кроме Ермака ведь еще и Демидовы крепко десницу свою литую приложили, и «белая гвардия» с большевиками серьезно спорили. Так что места особенные, непростые, в том числе и для рыбалки. Зимой мы с друзьями регулярно посещаем Туру без прицела на «кашалотов». Для этого у нас существуют ударные точечные выезды на север Урала, в Сибирь и на юг Казахстана. Все остальное — рыбалка для души. Жирных летних карасей и линей, упитанных зимних лещей и чебаков нам и даром не надо. Нам подавай желанных щук и судаков, всегда голодных окуней и налимов.

Туринская рыбалка подразумевает непродолжительный, 2-3-дневный выезд с парой ночевок относительно недалеко от города. Расстояние в 300-400 км в данном случае нас вполне устраивает, поэтому мы, не сильно напрягаясь насчет конечного результата и не надеясь на особые трофеи, стараемся не забывать корни и периодически посещать лед столь интересной и значимой для уральцев реки. Обычно наши вояжи совершаются или по первому льду, что получается достаточно редко из-за климатических особенностей региона, или в середине зимы, в перерывах между поездками за трофейной северной щукой. Получается, что февраль — основной месяц, когда мы можем уделить более-менее пристальное внимание Туре. Ну, иногда получается «урвать» последний вздох зимы на Туре в апреле, но это бывает нечасто, хотя такие моменты могут являться темой для отдельной статьи.

Итак, на дворе самое суровое время зимы — февраль во всей своей красе, с его морозами и ветрами. Обычно погода на Урале в этом месяце самая предсказуемая. Треск льда, когда его ломает лютый мороз, взрывы деревьев, структуру которых разрывают холод и ветер — привычный звуковой фон уральскою февраля. Кажется, какая уж тут рыбалка? Оказывается, не самая плохая. Конечно, условия суровы, но в трепет подготовленных рыболовов они не приводят. Охота за хищником в данный период представляет собой два варианта — подвижный и стационарный. Мы используем оба. Первый заключается в постоянном и активном поиске хищника до момента его обнаружения, второй подразумевает ловлю на известных точках в надежде на выход «агрессора».

Что первый, что второй вариант могут занимать значительное время, отведенное для рыболовного выезда. Но каждый из них может оказаться ударным в течение короткого промежутка времени, часто тогда когда, казалось бы, вся надежда на удачную рыбалку уже пропала. Выбор варианта предстоящей рыбалки зависит от множества факторов. Большое значение имеют календарное время выезда, погодные и климатические условия, доклады с мест событий разведчиков-аборигенов. Например, налима и язя удобнее и комфортнее ловить в стационарных условиях, в теплой палатке или недалеко от места ночевки. А за щукой и окунем часто приходится «побегать» вдоль и поперек берегов реки, прилично удаляясь от места базирования, постоянно переставляя жерлицы или делая десятки лунок, поочередно меняя приманки.

При наличии снегохода можно комбинировать оба способа, в ускоренном темпе проверяя перспективные «горячие» точки живцом или блесной и более тщательно «пробивая» специальными приманками тропы налима и стайного язя. При соблюдении всех правил и совпадении удачных факторов рыбалка может получиться просто феерической. Такое, конечно, случается нечасто, но пару раз за зимний сезон настойчивым и упорным рыболовам удача в виде «черной пятницы» для шопоголиков от рыбалки может улыбнуться.

Февральский улов на Туре нестабилен, но предсказуем. Расположился в палатке над налимьей тропой или в месте жировки толстого хищного язя, подсадил на крупную мормышку пучок червей или малька-верховку размером с две трети мизинца, дождался «налимьего» завтрака-обеда-ужина или подхода язевой стаи — и пожинай плоды своего терпения. Очень интересна ловля налима и язя на малька. Ничему я объединил этих столь разных хищников одним методом ловли? Все просто. Крупная мормышка с подсаженным мальком одинаково магически действует и на представителя тресковых, и на члена карпового семейства. Даже места ловли часто совпадают. Устья впадающих ручьев и рек, русловые бровки с твердым глинистым дном, галечные, каменистые косы за подводными перекатами стабильно привлекают и налима, и язя.

Наживку берем из-подо льда в местных озерах, старицах или на спокойных неглубоких участках реки. Из майн и прорубей различными приспособлениями (зимняя малявочница, мелкоячеистый микровентерь и т. д.) добывается небольшого размера живец. Обычно это верховка длиной 3-5 см, но любой другой малек этого размера тоже подходит. Снасть проста и добычлива. Понадобится прочная удочка, оснащенная монолеской ∅0,25-0,27 мм. Вес свинцовой мормышки («шарик», «капелька» и т. д.) обычно составляет 2-7 г (зависит от глубины и силы течения). Можно использовать джиг-головку, надо лишь обращать внимание, чтобы цевье крючка не было слишком длинным.

Малек насаживается или насквозь под челюсть, если цевье относительно короткое, или как твистер, если крючок большой. В первом варианте живец остается бойким и активным долгое время, плюс второго варианта — возможность нанизать пару рыбок, что иногда эффективнее. Несколько различаются варианты проводки для каждого хищника. Налима «выстукивают», монотонно ударяя тяжелой мормышкой по дну. После нескольких ударов малька можно положить на дно на несколько секунд, чуть заметно пошевелить им, несколько раз медленно приподнять приманку на 5-7 см. Активная игра и высокие подъемы в данном случае не используются.

Совсем другое дело — ловля язя. В этом случае мормышкой можно играть так, как будто на крючке пучок червей или опарышей. Шевеление у дна, высокие подъемы и сбросы вниз, паузы и внезапные остановки в толще воды регулярно вызывают интерес у подвижного хищника. Можно, наверное, даже сказать, что налим — это хищник-меланхолик, а язь — холерик, которые очень гармонично перекрывают зимние потребности любителя столь своеобразной ловли. Иногда, ближе к весне, бывает, что из одной лунки на лед поочередно извлекаются то один хищник, то другой. Найти такие «горячие» точки — большая удача. Их тщательно скрывают, маскируют и берегут от постороннего глаза. Уходя со льда, помечают для своих особым, известным лишь в узком кругу способом.

Конечно, такие уловки более распространены при ловле налима, но нередко применяются и у поклонников белого хищника. Разница в том, что найти охотничью налимью тропу гораздо труднее, чем рабочий язевый пятак. Объясню. Налим обычно в поисках пищи буквально «обходит» свои угодья по определенному маршруту. Нащупать траекторию перемещения хищника и есть основная задача налимятника. Шаг вправо, шаг влево от «правильной» лунки — и приходится довольствоваться поклевками лишь вечно голодных и жадных малышей весом не более 500 г.

С язем же картина несколько другая. Крупный хищный язь в моменты своей активности ловится на большинстве участков реки. При этом где-то его просто много, а где-то — «неприлично» много. Часто наиболее уловистые пятачки находятся в непосредственной близости от налимьих троп, ведь места стратегических интересов этих хищников частенько пересекаются. Когда рыболов найдет лунку, расположенную на язевом пятаке над налимьей тропой, тогда и происходит максимальная раздача. Очень часто в течение продолжительного времени (3-5 дней) «рабочие» лунки приносят стабильный улов всем участникам событий.

Вахтовая смена рыболовов никоим образом не влияет на количество и качество улова. Довольные рыболовы с досадой покидают насиженные места, уступая поле боя свежим бойцам, в то время как вокруг куча менее фартовых рыболовов с завистью наблюдают за счастливчиками. Незнание особенностей реки или специфики ловли часто приводят к таким казусам. Именно поэтому туринские аборигены при активном клеве налима или язя передают друг другу горячее место «из рук в руки», не подпуская к заветным лункам посторонних. И это объяснимо. Люди ползимы искали секрет клева, бурили новые и новые лунки, нащупывали рыбью тропу — понятно, что после таких титанических усилий никто без боя «свое» место не отдаст.

Февральские же щука и окунь являются, в большей степени, плодами трудолюбия и упорства отдельно взятого рыболова. Такого коллективизма и «шифрования», как при ловле налима и язя здесь не наблюдается. На щучье-окуневой рыбалке все друг другу братья и товарищи. Связано это, в первую очередь, с непредсказуемостью клева зубастой и полосатого. Перемещение и предпочтения пятнистых хищниц и горбатых разбойников могут загнать в тупик самых искушенных рыболовов. Тем более не забываем, что действие происходит на «хитрой» Туре.

Уловистые лунки после пары удачных рыбалок могут «замолчать» до апреля; перспективная яма, подарив после первого выезда уверенность и надежду, после пяти последующих «холостых» поездок превращается в самое ненавистное место на реке. Да мало ли за долгую зиму подобных разочарований. Поэтому большинство туринских (говоря «туринских» я имею в виду тех, кто ловит на этой реке, а не тех, кто живет в городе Туринске) рыболовов лояльно относятся к близкому соседству конкурентов. Иной раз жерлицы разных коллективов стоят В шахматном порядке, и только индивидуальные метки помогают определить хозяина той или иной снасти.

Кроме всегда популярных жерлиц, в последние годы многие охотники за местным хищником вполне успешно освоили искусственные приманки. На первом месте у коренных жителей находятся различные блесны. Доставшиеся по наследству дедовские, авторские самодельные, покупные китайские и фирменные — вариантов много. Приезжие все больше «полощут» в водах реки балансиры, «цикады» и раттлины. Единства и те, и другие добились в применении «силикона». Твистеры и виброхвосты прочно вошли в арсенал зимнего рыболова, заняв там свое отдельное достойное место. Зимняя ловля из-подо льда «на резину» становится все более популярной на уральских и сибирских реках.

Большой выбор «съедобного» силикона, его, по сравнению с другими фирменными изделиями, относительно небольшая цена, стабильный интерес зимнего хищника к этим приманкам рекрутируют в свои ряды все больше и больше новых приверженцев. Глубокий февральский снег и толстый лед оптимизма никогда никому не добавляют, но в поисках хищника приходится буквально вспахивать снежную речную целину. В середине зимы, когда мы попадаем на реку, приходится очень потрудиться чтобы добиться какого-либо результата. Выбираясь на Туру, мы прекрасно отдаем себе отчет в предстоящем успехе нашего предприятия. В успехе, которого может и не быть.

Февральские морозы и ветра нас не пугают, говорят, хищник в холода берет еще лучше. Посещая Туру, мы совершенно не рассчитываем на рекордные уловы и трофейные экземпляры. Нам просто нравится эта река, ее стать и красота, ее сосновые и еловые боры. Нравятся ее бойкие, хотя и некрупные налимы, вездесущие язи, агрессивные окуни и мерные щучки. Нравится чувствовать себя своими на берегах этой необычной, такой непростой и «хитрой» реки, открытой для нас лихим казачьим атаманом с его дружиной.

А. Потапов (ж. Рыболов 02 2017 г.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *