Рыбалка в глухозимье и плохой клев


В период глухозимья удачная рыбалка бывает редкостью. Слыша это слово у рыбаков, что на Урале, в Сибирских регионах, европейской части России, у всех появляется воспоминаний о неудачных рыбалках. Да и много про этот капризный период глухозимья, пишут и показывают на телевидении. Клев в это время если есть, то вялый. Бывает, что в какой-то год, рыба достаточно хорошо ловится и глухозимье, но это исключение из правил объясняет, почему в глухозимье рыба не клюет и как все-таки ее, пусть мелкую и мало, но поймать. Нажимают в основном на нехватку кислорода, холодную воду и темноту в замерзшем озере.

И все бы ладно — но на практике возникают вопросы. Практика мера всех теорий В прежние времена, когда особо ценной рыбы в нашей реке было поболее, а рыболовные правила были не столь строги либо отсутствовали вовсе, в декабре — феврале на блесны рыболовы нередко вытаскивали и нельму, а многие охотились на нее целенаправленно. А уж этот представитель сиговых куда как требователен к кислороду! А уж налим в районе Тобольска зимой и вовсе активен чрезвычайно. Значит, с кислородом в Иртыше ситуация нормальная. Но приличный чебак и окунь в зимних уловах здесь — редкость. Из крупной рыбы в середине зимы только язь и клюет. А вот щука, которой в реке обычно много, в отдельные годы попадается зимой очень редко, практически случайно. И причина ее низкой активности — явно не кислород. Зато в полузаморном обширном, но мелководном озере Светлом, расположенном в 50 км от Тобольска, щука прекрасно клюет на жерлицу.

Еще пример: Волково озеро — старица Иртыша — и большое, и глубокое, водорослей мало, про заморы там не слыхивали. А в последнее время там стоят садки с форелью, работает аэратор, причем зимой тоже. То есть с кислородом все в порядке. Но после перволедного клева и там наступает самая что ни на есть глухая пора, обычный улов — лишь несколько окуней. А в 100 км западнее Волкова, среди торфяных болот, лежит озеро Щучье — тоже большое, но мелкое. Добраться туда можно только по зимнику. Там клев когда как, но довольно часто чебак клюет, как из пулемета; клюет и окунь. Пусть он мелкий — зато сотню хвостов за короткий зимний день вытащить можно. В общем, не все так однозначно с глухозимьем. Принято считать, что в это время надо настраиваться на охоту за рыбьей мелочью и на скудные уловы. Хотя именно в глухозимье случаются прекрасные уловы вполне трофейной рыбы.

И тут надо заметить, что в середине зимы на таких водоемах теория с практикой мало расходится. Клев и правда почти прекращается. И у нас, в Западной Сибири, тоже. Но сейчас, рыболовам стали доступны новые, современные снасти, машин у граждан стало гораздо больше, чем во времена 30-40 — летней давности. В последние годы многие сибиряки обзавелись снегоходами, на которых по зимникам, ориентируясь по навигаторам, добираются до озер, куда нога рыболова ступает крайне редко и только на лед — в теплое время добраться туда крайне проблематично. И тут оказалось, что рыбалка все же удается, и карась со льда прекрасно ловится, и погода не так уж и критична для клева. В середине зимы на глухом болотном озере полукилограммовые окуни хватают приманку, как будто с голодной горы скатились. Почему зимой рыба не клюет? Потому что ей холодно, душно и темно.
Сразу вспоминается анекдот. Женщина с балкона кричит ребенку во дворе:
— Вовочка иди домой!
— Мама, я что, кушать хочу?!
— Нет, ты замерз!

Мы привыкли искать прямые причинно-следственные связи. Это естественно. Но природа устроена несколько сложнее. Впрочем, хватит качающихся идолов и камней в чужой огород. Пора предложить что-то свое. Факторы и факты Поскольку первую главу мы закончили анекдотом, логично начать с шутки и вторую: «Видишь суслика? И я не вижу. А он есть». Понять, что происходит подо льдом зимой, помогут как раз суслики — степные травоядные зверушки. Как известно, зимой они впадают в спячку. Не потому, что холодно, а потому, что главный вопрос для их популяции — корм. А поскольку питаются они травой, которая зимой не растет, сусликам зимой выгоднее спать.

При этом в более южных районах, где-нибудь в полупустынях на юге Центральной Азии, суслики спят и летом. Не потому, что летом в полупустыне душно, а все потому же — нет травки. А максимальную активность и размножение они приспособили к вес не, когда полупустыня расцветает и наполняется сочными травами. «Причем тут окуни?» — спросит нетерпеливый рыболов. А притом, что зимой рыба слабо клюет в первую очередь по той простой причине, что ей выгодно снижение активности. Не беру в расчет небольшие пруды, где с кислородом зимой действительно большие проблемы, и после становления льда рыба уходит к ключам или притокам в надежде отвоевать себе место с более — менее свежей водой и дожить там до весны. Даже в богатом кислородом озере корма для большинства рыб зимой мало. Резко снижается количество планктона и бентоса. Те, кто ими питается, снижают активность.

Стоит отметить и отсутствие больших событий подводной жизни, которые бы стимулировали активность. Нереста нет, вылета насекомых нет. Рыбе выгоднее экономить энергию. Рыбы — как суслики в голодной степи, пережидают суровое время. В большом озере, даже там, где бывают заморы, окунь и чебак впасть в полное оцепенение не могут. Ведь кислородное голодание развивается быстро, однако не повсеместно. Замор — довольно сложное явление… И тогда чебаку придется уходить с какого — то участка озера, перемещаться в другой слой воды, в притоки, в исток, в соседнее озеро. Поэтому он не может залечь в ямку на всю зиму — иначе ему нечем будет дышать. Рыба чувствует начало мора и если есть такая возможность, то покидает такие реки или водоемы.  На нижних участках реки Тобол, замор это обычное явление, рыба массово выходит в Иртыш. Но большинство озерных рыб отбывают недалеко или вообще остаются. Часто им приходится покидать водоем в ограниченных пространствах подо льдом.

Щука в начало замора еще продолжает клевать, так стоит на месте и кормится вялыми еще двигающимися чебаками и окунями. Бывает, что в озере клев окуня стал очень вялым, сошел почти на нет, а щука продолжает клевать на живца. Зато подледная жизнь речного налима полна событий. Нерест — важное дело! А это ход и жор до, жор после. Налим, похоже, не ждет свою жертву, сидя в засаде, а ищет ее, подкрадывается и атакует. И вялые зимние рыбешки вполне подходят для такой ходовой охоты. Налимья охота — исключение, подтверждающее правило. Налим охотится на полусонных рыбешек, которые пребывают в таком состоянии вовсе не от дефицита кислорода. Ведь когда плотве кислорода станет в обрез, налим уже кверху брюхом ко льду примерзнет — он- то к нему гораздо более требователен.

Почему рыба все-таки клюет? То, что окунь с чебаком в озерах сохраняют какую-то активность, вовсе не значит, что они будут клевать. Видимо, когда к середине зимы у дна уже мало кислорода или мотыль уходит слишком глубоко, мирная рыба почти перестает интересоваться кормом — его становится так мало, что гоняться за жалкими крохами смысла нет. Но, похоже, рыбий мозг как-то отслеживает уровень конкуренции. И если он высок, то рыба повышает кормовую активность. Это вовсе не означает, что в богатом рыбой озере она будет хватать все подряд круглый год, но вероятность поклевки повышается. И в некоторых озерах среди болот, которые доступны только в самые глухие зимние месяцы и где рыболовный пресс невелик, в середине и во второй половине зимы чебак и окунь клюют просто прекрасно. Яркий пример — озеро Щучье. Всего 30 км от Тобольска.

Теперь об озерной щуке. В большинстве озер она пребывает на вершине пищевой пирамиды. Корм щучий хоть и снижает активность, но, в отличие от мотыля, в ил не зарывается. Даже карась зарывается в ил не так часто, как принято думать. В полузаморных озерах чебаки с окунями вынуждены поддерживать некоторую активность, чтобы избежать проблемных участков. Кроме того, дефицит кислорода может выгнать мелочь из-под самого берега и сконцентрировать на открытых пространствах в толще воды. Поэтому щука хоть и не очень бодро, но все же клюет во многих озерах вплоть до начала замора, даже если численность хищницы в этом водоеме весьма умеренна. Такая кормовая активность имеет смысл — охота себя оправдывает.

То, что заморные явления могут сработать на улучшение клева, для рыболовов, выросших на многократно повторенных постулатах советской «теории глухозимья», звучит, конечно, дико. Но практика доказывает, что щука активнее в тех водоемах, где угроза замора держит в тонусе ее жертв. А вот в такой реке, как Иртыш, картина иная. Заморов нет, налим энергичен и предприимчив, он — хозяин зимней реки. Так что, возможно, низкая активность речной щуки — это способ избежать бесперспективной конкуренции с одноусым. Главное — где в большинстве изрядно выбитых водоемов глухозимье наступает независимо от кислородного режима, так что есть смысл обратить взор на рыбные водоемы. Мелкие заморные озерца, все заморные и полузаморные речки оставим в стороне — с ними все ясно, рыба там или уткнулась в ключи, или по возможности ушла зимовать в большую, богатую кислородом реку. Ну, или массово погибла.

Большие незаморные озера и реки, по советской «теории глухозимья» — это самые перспективные водоемы, и все благодаря хорошему кислородному режиму. Фактически же только очень немногие из них, в основном труднодоступные, отличаются хорошим клевом всю зиму. В наших краях — Западной Сибири — незаморных озер очень мало. Все они расположены поблизости от крупных рек, окрестности которых, включая поймы, представляют собой хорошо освоенные земли, и упомянутые озера очень хорошо обловлены, так что в глухозимье делать там нечего. А вот на таежных, не страдающих заморами реках зимой случается отлично порыбачить, причем яростно клевать могут не только окунь со щукой, но и крупный язь.

Надо только учитывать, что речные системы в Западной Сибири огромные, и рыба по ним активно перемещается, так что место сбора найти бывает нелегко. Но можно. Например, на небольшую речку Аремзянку, протекающую в 35 км от Тобольска, в сезон 2012/13 г. из Иртыша зашла на зимовку масса чебака и окуня, причем встала рыба на хорошо доступном участке. Клевало отлично, хотя и не постоянно. Если говорить о слабо облавливаемых водоемах, то у нас это прежде всего полузаморные озерца, разбросанные среди громадных болот. По советской «теории глухозимъя» в середине — второй половине зимы клев там на минимуме. На практике — самые удачные подледные рыбалки бывали именно там.

Болотные озера — особый мир. С одной стороны, они очень стабильны: не пересыхают, их не заливает паводками больших рек, видовой состав там очень бедный, а условия жизни довольно жесткие. И поведение даже окуней и чебаков в таких озерах напоминает привередливостью карасей в пруду. Одну зиму во многих таких озерах на большой территории рыба прекрасно клюет весь сезон, другую при похожих условиях — очень вяло. Причем, по данным эхолота крупная рыба там есть и ее много, но поклевки единичные. Причины? Может быть, осенние дожди сказались на химическом составе воды, может, какой-то рачок расплодился в один год и не расплодился в другой, может, в зиму ушло много малька или наоборот.

В общем, для рыбалки на полузаморных озерах очень важна информация с мест. И тут многие допускают серьезную ошибку — едут туда, где клевало в прошлом году. А правильнее новый сезон ловли, особенно чебака и окуня, начинать с чистого листа. Надо заметить, что озер, где клюет окунь, заметно больше, чем тех, где зимой клюет чебак. Во многих водоемах обитающая там плотва просто игнорирует насадку. Основная снасть для ужения чебака и окуня — мормышка с насадкой, причем на червя зачастую поклевок бывает больше, чем на мотыля. Временами окунь хорошо берет на блесны и балансиры. Но вообще в этой теме много белых пятен — труднодоступные водоемы, как и поведение тамошних рыб, изучены пока слабо.

Щука более предсказуема. Это можно легко объяснить тем, что ее кормовая база более стабильна. Численность мелкого окуня и чебака не подвержена таким скачкам, как, например, малька. Не буду категорично утверждать, что мое объяснение верное, но мне оно видится именно таким. Озерная щука отличается довольно высокой кормовой активностью даже при ее невысокой численности. А значит, она и ловится хорошо. Основная снасть — жерлица. Наиболее уловистые места полузаморных озер — это края камышовых зарослей и середина озера. Сама по себе зимняя жерлица снасть хорошо известная. Литературы масса, среди нее хватает, как шедевров, так и не заслуживающих особого внимания статей.

Оставлю в стороне технические вопросы — в дальних походах нужна и моральная подготовка. А то бывает: отмахали на двух машинах 300 км, потом 50 км на снегоходах по морозцу -20°С. Приехали на легендарное озеро, откуда без мешка килограммовых окуней еще никто не возвращался, пошарили эхолотом: рыба стоит почти сплошным слоем. А выловили на четверых семь хвостов за целый день. И здесь, конечно, самообладание требуется, философский настрой и жизнелюбие. А бывает, пойдет рыба хватать насадку, и самообладание рыболову потребуется уже для того, чтобы вовремя остановиться, ноги размять, руки отогреть, вспомнить, что улов — важнейшая часть процесса, но только часть… процесса общения с природой.

Эти статьи могут Вас заинтересовать