Рыбалка на Дону и как ловить голавля


Ежегодно наша компания нахлыстовиков собирается летом на увлекательную голавлиную рыбалку. С годами рыбалка на Дону нахлыстом  стала у нас не только традиционным сбором и отдыхом, но и своеобразным поиском новых участков с кустами и корягами, уходящими под воду — пригожих для голавлей. В Дону голавль еще водится, местами его популяция неплохо сохранилась. А все потому, что рыба эта осторожная, умнеющая с возрастом, и потому многие особи доживают до трофейных размеров, обходя многочисленные сети и крючки на удочках.

jereh-na-donu

В поселках у плотин, которых до Ростова целых три, местные жители подавливают голавля, который ближе к Цимлянскому морю почти не встречается. Рыболовы ловят на полудонки, пользуясь в основном кузнечиками и саранчой. Я познакомился с дедом, заинтересовавшись его оригинальным решением хранения кузнечика и саранчи. Это аккуратно сделанный из деревянных планок каркас, обтянутый тонкой омедненной сеточкой, где насекомые чувствуют себя прекрасно и в течение нескольких дней остаются живыми даже в жару. Дед рассказал, что добывает кузнечиков по утренней росе, когда их движения еще замедленны и наловить их довольно просто. Иногда вместе с голавлями к деду наведываются сомята килограммов на пять и пытаются утащить удочку вместе с кузнечиком. Мы с приятелями накачиваем лодки, нам предстоит проплыть от одной плотины до другой примерно 30-40 км и проверить места с многочисленными «голавлятниками».

Пока собираем нахлыстовые оснастки и выбираем мушки для начального поиска, я обращаю внимание на движение рядом с двумя бетонными плитами, лежащими здесь для укрепления берега. Это узорчатый полоз, который относится к семейству Ужовых и совершенно безопасен для человека. Он занесен в Красную Книгу. В природе Дона встречается редко, а между тем он весьма полезен тем, что уничтожает мышей не хуже кошек. Спешу его сфотографировать в надежде, что потом можно будет представить его в прессе, чтобы рыболовы не принимали его за гадюку и не убивали. Думаю, что именно бездумное уничтожение этих змей населением и привело к критически малой их численности.

Наша компания начинает сплав. Приятное течение подхватывает лодки, и мы проходим мимо жарких летних пляжей с сотнями купающихся, с интересом рассматривающих наши летающие шнуры. Иногда мы выхватываем голавля из-под самого мостика, где сидит с удочками местный рыболов или просто отдыхающий. Многие с удивлением спрашивают, что это у нас за снасть. Тем не менее нахлыст все больше входит в нашу южную речную рыбалку, и народ все больше интересуется мушками — расспрашивают, как начинать, чтобы вышло не слишком дорого. В наших местах прошло уже 6 фестивалей по нахлысту, и 90% пойманных во время их проведения рыб — голавли, хотя иногда ловится и жерех, и даже судак. Но мы предпочитаем рыбалку на более доступных голавлей.

Мест скопления большого количества голавля, так называемых«Голавлятников» на выбранном нами 40-километровом участке предостаточно, и чем выше по течению, где вода становится чище и быстрее, и тем больше там этой рыбы. Под подмытым весною берегом всегда есть упавшие деревья, где можно встретиться с голавлем. Никогда не знаешь точно, где произойдет эта встреча, а уж трофейный голавль почти всегда застает тебя врасплох. Но крупный голавль или мелкий — ловля любого с лодки легка и комфортна, и при этом чрезвычайно увлекательна. Места сменяются одно за другим. Ты всегда сплываешь лицом к берегу, и шнур свободно распрямляется сзади на чистой воде. Ну, а если на веслах сидит твой компаньон, то поиск голавля облегчается медленным сплавом и даже придерживанием лодки на сильном течении.

У нас с моим другом Владом роль регуляторов лодки выполняют жены — у него Оксана, у меня Нина. Заодно они делают удачные кадры, и часто мы меняемся местами, а они сами пробуют голавлиный нахлыст. Особой физической силы при сплаве на течении не требуется, и такие бывалые компаньоны, как наши жены, держат нужную дистанцию, лишь немного корректируя течение. Когда Оксана устает в самом интересном месте, Влад просит ее: «Ну еще немножко гребани!..» Зато вечером он освобождает Оксану от обработки рыбы, и она лишь следит за приготовлением ухи. Пройдя не одну сотню километров по Дону и другим рекам России, мы уже хорошо натренировались на точности заброса под прибрежные кусты и можем подать мушку всего в десятке метров от намеченной цели — у горчащей из воды коряги или ветки дерева.

Сухую мушку обычно хватает мелкий голавлик, которого мы выпускаем — в наш садок попадает лишь крупная рыба. Настает время, когда голавль реагирует на жуков из «пенки», но даже при частом «постукивании» мушки по воде голавль редко появлялся на поверхности. Возможно, жара изменяет поведение и питание голавля, ушедшего на глубину и переключившегося с падающих жуков на донную пищу. Пробуем тяжелые нимфы с золотой головкой и в метре от поверхности вылавливаем нескольких рыб. Донской голавль при всей своей осторожности не особенно опасается присутствия человека, и многочисленные в жару купальщики не мешают ему заниматься добычей пропитания, мы ловим его даже у заполненных людьми пляжей. Он держится под причалами и купальнями, охотится рядом с вездесущей уклейкой.
Уклейка же становится настолько смелой, что часто перехватывает мушку у голавля и попадается даже на довольно крупные приманки.

Подходит к концу двухдневный наш традиционный сплав, и мы разводим последний костер на маленьком пляжике. Наслаждаемся подкопченными на костре голавлями и крепким чаем, спасающим от жары, немного ослабевшей на закате.

Эти статьи могут Вас заинтересовать